фoтo: кaдр из фильмa

Рaбoтa нaд втoрым рoссийским фильмoм «Aйкa» Сeргeя Двoрцeвoгo, включeнным в oснoвнoй кoнкурс, прoдoлжaeтся. Eгo пoкaжут 18 мaя, нaкaнунe зaкрытия. Тaкoe былo рaзвe чтo с гoнкoнгским рeжиссeрoм Вoнгoм Кaр-Вaeм, чью картину «2046» доставили в Канны в последний момент, и впервые в истории фестиваля пришлось менять график показов. Производство фильма тогда было приостановлено из-за эпидемии атипичной пневмонии. У нас – иной случай.

Впервые за 11 лет сразу два наших фильма представлены в главном конкурсе. Подобное было в 2007 году, когда в нем сошлись «Александра» Сокурова и «Изгнание» Звягинцева, который теперь вошел в состав жюри под руководством актрисы Кейт Бланшетт.

9 мая картиной «Донбасс» (Германия-Украина–Нидерланды-Франция–Румыния) живущего в Берлине Сергея Лозницы откроется второй по значимости конкурс «Особый взгляд». В ней снимались восемь актеров екатеринбургского «Коляда-Театра». Накануне открытия стало известно, что в жюри "Особого взгляда" вошел молодой российский режиссер Кантемир Балагов, представлявший год назад в Каннах дебютную "Тесноту". 

В программе «Каннская классика» участвуют два советских фильма — отреставрированная «Мосфильмом» первая часть эпопеи «Война и мир» Сергея Бондарчука — «Андрей Болконский», и снятая в 1967 году «Дышите ровнее» советско-латвийского режиссера Роланда Калныньша, которому 9 мая исполнится 96 лет. В ней есть некоторые параллели с «Летом» Серебренникова, поскольку она о судьбе рабочего, писавшего музыку, в которой партийные чиновники усматривали идеологическую угрозу.

«Айка» Сергея Дворцевого — копродукция пяти стран: России, Польши, Германии, Казахстана и Китая. Сам режиссер родился в Казахстане, после авиационного училища работал Чимкентском авиаотряде, начинал работу в кино как документалист. В 2008 году он получил главную награду каннского конкурса «Особый взгляд» с дебютным игровым «Тюльпаном». «Айка» была приглашена в главный конкурс после того, как отборщики увидели первые сорок минут еще не готового фильма.

Накануне фестиваля мы поговорили со сценаристом «Айки» Геннадием Островским. Лишний раз тревожить Сергея Дворцевого не хотелось. Он и без того не спит, работает дни и ночи напролет.

— Работа над картиной продолжается около шести лет. А когда был написан сценарий?

— Шесть лет назад он был принят. Тогда же Сергей приступил к работе с продюсером, от которого потом отказался. Понял, что надо все делать по-другому. Его фильмы рождаются прямо на площадке в зависимости от органики и ситуации. Условно говоря, если нет снега, то он снимать не станет, будет ждать, когда появится.

— Продюсер был российский?

— Их было много. Кто будет указан в титрах, не могу точно сказать. Есть китайские продюсеры, немецкие. Карл Баумгартнер, к сожалению, умер четыре года назад. Остался его партнер. Снимает картину польский оператор Иоланта Дылевска, работавшая с Сергеем на фильме «Тюльпан». Звукорежиссер тоже из Польши.

— Обширная международная география связана с сюжетом?

— Люди хотят участвовать в фильмах Сергея. Они понимают, что это масштабная работа, и картина будет жить не один год, а долго. Сам факт, что она попала в конкурс Каннского кинофестиваля, будучи не готовой, о многом говорит. Не знаю, были ли еще такие примеры.

— У Вонга Кар-Вая картина не была готова, но ее ждали до последнего, поставили под финал фестиваля, устроители которого поддерживали напряжение сообщениями, что фильм вот-вот будет готов.

— У Сергея никто ничего специально не будирует. Просто это сложная история, где практически нет профессиональных актеров. Людей долго выбирали, готовили, а их отправляли в ближнее и дальнее зарубежье. Приходилось выручать и набирать новых. Это большая человеческая история, в которой много природных персонажей.

— Их собственная биография походила на истории героев?

— Это биография самая обычная, узнаваемая. Китайцы посмотрели и сказали: «Так это же про нас». Вопрос в том, как это сделано, в подробностях, энергетике, способности режиссера воссоздать сложный мир, заставить людей существовать в кадре фактически документально.

— Айка – казахское имя?

— Киргизское. Но языки похожи. Это история о мигрантке из Киргизии, ее внутреннем человеческом росте, материнстве, которого она лишается, а потом вновь обретает. Все происходит в современной Москве. Такой зимнюю Москву я еще не видел. Картина жесткая, но в ней есть свет. Главную роль прекрасно сыграла актриса Самал Еслямова. Она снималась в «Тюльпане», потом закончила ГИТИС.

— А исполнитель главной роли в «Тюльпане» Асхат Кучинчереков принимал участие в «Айке»?

— Он тоже снимался и помогал. Актеры до сих пор продолжают этим заниматься, поскольку фильм мы продолжаем снимать.

— Поскольку все так меняется по ходу дела, от сценариста требовалась постоянная работа с режиссером?

— Не могу сказать, что я каждый день бываю на площадке, но в течение этих лет приезжал туда часто. До последнего момента коллизии постоянно меняются. Если был актер, которого забрали в полицию и выслали из страны, а с ним снято много материала, приходилось что-то переделывать. Многое изменилось. Сама природа фильма требовала новых решений. Это очень подробное повествование. В нем нет глобальных событий, тектонических плит, но каждое значимо в своей подробности.

— На фестиваль собираетесь?

— Этот вопрос пока не поднимался, поскольку фильм еще не закончен. Продюсеры, наверное, с ужасом думают, что будет. Работа требует от режиссера и группы большого напряжения сил. Я сегодня ночью поеду на площадку в усадьбу бабушки Лермонтова «Мцыри», и узнаю, что происходит.

— Столь долгая работа над фильмом, наверняка, связана не только с финансовыми проблемами, но и с муками творчества?

— Конечно. Помимо прочего, это ручная работа. Надеюсь, что фильм оценят, и все будет оправдано. Я думаю, что это будет очень сильная картина.

Ситуацию прокомментировала «МК» и глава департамента кинематографии Минкульта Ольга Любимова: «Мы ждем победы вместе с режиссером. У меня была встреча с мастером. Я видела, насколько он переживает. Мы волновались, что картина так долго готовится. Волновались европейские партнеры. Но это особенность исканий мастера. Тут мы можем только с уважением относится к его творчеству. С нашей стороны все было сделано. Проект был запущен очень давно. Поэтому, я думаю, что на каждом этапе у его создателей возникали финансовые сложности. Предоставив государственную субсидию, далее мы можем лишь сопереживать продюсеру, который берется за проект, доводит его до конца вопреки всему или не доводят. Это уже его часть ответственности».

Comments are closed.